От первого лица

Кравцева Раиса ГеоргиевнаВспоминает старейший сотрудник Центра крови, врач клинической лабораторной диагностики Кравцева Раиса Георгиевна:

«В день открытия донорами были только сотрудники СПК. В первое время заготавливали цельную кровь, в стеклянную тару, в количестве 200 мл от донора. Системы для взятия крови составлялись из резиновых трубок, которые использовались повторно после соответствующей обработки.

В первые годы работы иглы для венепункции использовались многократно, и их приходилось затачивать вручную на станке, так как они быстро тупились. На флаконы с кровью навешивались резиновые «фартуки» с отверстиями для пенициллиновых флакончиков-спутников. Содержимое этих флакончиков предназначалось для апробации заготовленной крови.

Позднее к донорству стали приобщаться сотрудники прикрепленных предприятий, относящихся к системе общего (космического) и среднего машиностроения, работники атомной отрасли. Выезды на предприятия организовывались два раза в неделю (вторник и четверг), апробация крови проводилась в тот же вечер. Трудной проблемой было найти доноров с отрицательной резус-принадлежностью.

Заготовку плазмы сначала проводили методом отстаивания, позднее был налажен ручной плазмаферез.

Посуда и вода проверялись на чистоту, апирогенность и патогенность.

С появлением импортных моноспецифических сывороток было налажено типирование доноров крови I группы, как универсальных. Позже типирование антигенов эритроцитов стало проводиться у всех доноров крови.

Уже в конце 70-десятых годов на станции переливания крови был создан криобанк — один из первых в стране. Кровь от доноров с редким фенотипом закладывалась туда для долгосрочного хранения при минус 196°С в ограждающем растворе с глицерином.

В соответствии с действующими на тот период нормативными документами, определение группы крови доноров проводилось изогемагглютинирующими сыворотками. С первых дней работы СПК выполнялись заявки на индивидуальный подбор доноров для гематологических и онкологических больных. Индивидуальный подбор осуществлялся методами того времени — в желатине, солевой среде и в двухэтапной непрямой пробе Кумбса. Скрининг антител желатиновым методом проводился вначале только резус-отрицательным донорам, а позднее — у всех доноров один раз в год.

С появлением банка крови для индивидуального подбора использовались размороженные и отмытые эритроциты доноров с соответствующим больному фенотипом.

Изогемагглютинирующие сыворотки для определения группы крови и сыворотки анти-резус вначале приобретались на Московской городской станции переливания крови и в ЦОЛИПК. Позднее была организована собственная лаборатория по изготовлению стандартных изогемагглютинирующих сывороток для определения группы крови, а затем и по изготовлению сывороток специфичностью анти-D,анти-DC и анти-DCE от иммунизированных резус-отрицательных доноров-мужчин группы крови АВ.

С появлением в СССР цоликлонов различной специфичности на СПК проводилось их испытание. После дачи нашими специалистами положительного заключения началось массовое использование цоликлонов в учреждениях службы крови по всей стране.

Уже с середины восьмидесятых годов мы полностью перешли на заготовку продукции от доноров в пластикатную тару, изменилась доза взятия крови от донора с 200 до 400 мл. Была выработана определенная схема работы наших подведомственных ОПК, организовывались регулярные проверки с последующим обсуждением и докладом.

Сотрудников СПК отличала готовность к работе в любых, даже самых экстремальных условиях. Так, после аварии на Чернобыльской АЭС, когда в огромных количествах нужны были плазма, кровь и особенно тромбоциты для почти двух сотен пациентов, поступивших в подведомственные московские больницы, в течение нескольких месяцев работали с утра и до поздней ночи, не уходили домой по нескольку суток.»